Дом там, где ты.

Аватара пользователя
Operabolus
Участник сообщества
Сообщения: 300
Зарегистрирован: 09 фев 2016, 19:52
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 8 раз
Поблагодарили: 31 раз
Контактная информация:

Дом там, где ты.

Сообщение Operabolus » 28 фев 2018, 21:19

Посвящается моей музе и моей головной боли, Ирэн.
Спасибо тебе за все творческие порывы, что ты породила во мне.
Мишель.



Дом там, где ты.


Автор: Cletus Findlay.
Редактура: Марио Казакевич, MillaVita.



Пляж. Мягкий шум волн, крики чаек вдалеке, без сомнения — это место было одним из берегов моря Солиса. Вид был прекрасный, заходящее солнце окрашивало лазурные дали в красно-оранжевые тона, засвечивая острова и горы на горизонте, в то время как подводные ямы и расщелины оставались темными, почти черными пятнами на этой, будто нарисованной акварелью, картине. Пахло свежестью, запахи, приходящие с моря, смешивались с ароматами самого острова, это была смесь, похожая на морскую соль с мятой и корицей. У воды, у самого края, сидел мужчина в белой рубахе и коричневых штанах. На поясе у него висела сумка, в которой лежал всего один предмет: запредельный кристалл. Вокруг было много покореженных деревьев и ила, сам песок был склизкий, больше похожий на грязь. На пляже, по левое плечо от Чтеца, стояла небольшая разбитая яхта и точь-в-точь такая же, только целая, была пришвартована с противоположной стороны от путешественника, на ней он и приплыл сюда.
— Далеко ты забрался, мой дорогой Чтец, — с типичной для нее ухмылкой проговорила Сандра, как только мужчина прикоснулся к кристаллу.
Чтец как обычно промолчал. Девушка возникла словно в воздухе, ее окружал таинственный зеленый туман и оливковая аура. Сандра была среднего роста, стройная и крепкая, с округлым лицом, смуглой кожей и вечно закрытыми глазами, прямо под которыми, на нижнем веке и щеках, виднелись зеленовато-малахитовые разводы, напоминающее размазанную тушь. Чтец подозревал, что это следы от того насилия, что девушка испытала в прошлом. На лбу у Сандры красовалась повязка с необычными символами, волосы были убраны в торчащий наверх хвост-арку. Сама хранительница, как и полагается всем, подобным ей, была одета в песчано-желтую мантию с коричневым воротом и темным шарфом.
— Я вижу, ты как обычно не многословен, ведь что тебе до меня, я же просто жуткое видение, — с улыбкой сказала хранительница, — Что тебя беспокоит, мой дорогой Чтец?
— Я просто хотел увидеть тебя, Сандра, ведь ты разбавляешь мое одиночество ровно настолько же, насколько и я твое, — сказав это, он протянул руку вперед, к лицу девушки.
— Ха! Ты все еще надеешься прикоснуться ко мне, — с улыбкой проговорила Сандра, — Чем больше времени ты проводишь со мной, тем сильнее для тебя расплывается реальность, это может свести тебя с ума не хуже одиночества.
— Я знаю, — печально проговорил мужчина, опуская руки.
Его тут же начало выталкивать из кристалла. У Сандры был печальный вид и хоть она не могла видеть своего гостя, она радовалась каждому его появлению, но также и переживала за его состояние. Чтец не желал уходить.
— Опять ты уперся лбом, — уже более серьезно сказала девушка, — Прошу тебя, уходи, я не хочу подвергать тебя такой опасности, мой милый Чтец.
— А разве не дорогой? — с улыбкой на лице сказал мужчина. Сопротивление кристалла пропало.
— Ха! Слишком слабая попытка, ты не сможешь засмущать меня этим, — с мягкой насмешкой сказала Сандра, — Я же ведь знаю, что ты любишь меня, стал бы иначе таскаться с этим идиотским камнем под рукой!
Чтец молча подошел к девушке в упор и аккуратно потянул руку к ее щеке.
— А не боишься, что исчезну? Или ты навечно застрянешь тут? — почти шепотом сказала хранительница.
— Нет, — уверенно сказал Чтец и провел ладонью по ее щеке, он почувствовал легкое тепло, не более того, и все же она так и оставалась бестелесной.
— Как же я хочу прикоснуться к тебе, моя милая хранительница, — печальным шепотом проговорил он.
— А это уже нечестно, ты думаешь, я не хочу побыть в твоих объятьях? Может быть, это даже самое желанное место для меня… в твоих руках… — мечтательно пробормотала Сандра.
— Я обязательно найду способ вытащить тебя отсюда! — ревностно проговорил Чтец, он был скуп на эмоции и то, что он говорит с такой страстью о ней сильно прельщало девушке, — А если не удастся, то я останусь с тобой, чего бы мне это не стоило! Я никогда тебя не брошу!
— Спасибо тебе, мой дорогой… милый… Чтец, — ласково улыбаясь, ответила Сандра.
Мужчина уселся на камень рядом с недавно разведенным костром, девушка села рядом, она прекрасно понимала, что смысла от этого нет, но решила так сделать, чтобы составить компанию своему спутнику. Хоть он и не мог к ней прикоснуться, даже так, чувствуя ее рядом, Чтец испытывал приятные, немного щекотливые, а главное, теплые чувства. Иногда ему даже казалось, что она в действительности положила свою голову ему на плечо и слегка приобняла его за руку. Казалось, что он чувствует ее приятный аромат, что слышит стук ее сердца. Она не просто скрашивала его одиночество, и он это прекрасно понимал.
Так они провели вместе всю ночь, пока Чтец не заснул.


* * *


Дверь в комнату распахнулась, и внутрь зашла девушка. Огромная шляпа волшебника на голове, красивый белых халат с зеленым воротом, прикрывающий ее стройное изящное тело, обнаженные плечи, выразительные синие глаза, наполненные тоской, длинные голубые волосы, всегда ухоженные и чистые, украшения в виде ракушек на ушах и груди.
Ямурайха сняла с себя украшения и грустно вздохнула, смотря на них. Каждое движение девушки отдавалось некой тяжестью и печалью.
— А ведь это именно он научил меня хранить магой так, — тоскливо проговорила волшебница.
Затем, переодевшись в закрытый домашний халат, девушка села на кровать и рухнула лицом в подушку. Спать Яму не могла: чувства, что сжимали ее сердце в тиски только усиливались ночью, когда ничего не отвлекало девушку от собственных переживаний. И хоть усталость брала верх, все что могла девушка — это хоть ненадолго зарыться носом в мягкую постель и словно очутиться в его объятьях. Яму была очень сильной и днем не показывала никому то, что она чувствует на самом деле.
Так бы и прошла очередная ночь, если бы не случай. Дверь в комнату Яму со скрипом отворилась. Девушка дернулась.
— Тебя стучаться не учили?! — садясь, возмущенно проговорила девушка.
Она ожидала другого гостя. В дверях стоял Юнан, на его лице было замешательство.
— Ой! Простите! — Яму тут же встала и подошла ближе к гостю, ее щеки слегка покраснели, в глазах была легкая растерянность, девушка запиналась, — Я… чем я могу быть любезна…
— Это вы меня простите, — прервал ее Юнан, он слегка склонил голову набок, широко улыбнулся, и, потирая свой затылок, сказал, — Вот дурак, забыл свою комнату.
— Давайте я вас провожу! — напористо проговорила Яму.
— Не хочу вас отвлекать… — задумчиво начал маги.
— Отлично! — девушка схватила посох и подошла к Юнану, — Идем, я быстро отыщу вашу комнату.
— Можно и на “ты”… — растерянно проговорил он, пропуская Яму в коридор.
— Вы маги, это честь для меня, общаться с вами, — идя чуть впереди, пробормотала девушка.
— Для меня тоже честь общаться с таким талантливым магом, дочкой Маталл Могаметта. Сожалею об утрате, — произнес Юнан.
Меньше всего он хотел ранить чувства девушки и тут же пожалел о том, что сейчас сказал.
— Спасибо, Юнан, — девушка поравнялась с маги и посмотрела в его глаза. Ее взгляд был наполнен уважением и теплом.
«Он совсем не такой, как Алладин, как минимум он не лапает меня при первой встрече!» — она, так и не простила негодника за тот день.
Шли они молча, Яму не хотела торопить гостя, но и плестись ей не хотелось, поэтому она подстроилась под его скорость ходьбы.
Дворец, где жили все высокопоставленные люди Синдрии, а также почетные гости, был усеян длинными пустыми коридорами с гигантскими окнами, откуда открывался поразительный вид на весь город. Пока Яму и Юнан шли по очередному коридору, они услышали резкий шум, больше похожий на взрыв или тяжелый удар, который издавался из публичного дома. Девушка обернулась на спутника, и тот молча кивнул — они поняли друг друга без слов. Яму распахнула окно, села на посох и спустилась на площадь перед борделем, Юнан последовал за ней. На улице были сумерки, воздух был приятный, прохладный, мягко светили фонари, расставленные вдоль дорог, людей практически не было, тишину нарушал лишь гомон из того самого злосчастного заведения.
Войдя внутрь, волшебница и маги увидели ссору между двумя мужчинами, и если бы это была обычная ссора между простыми мужиками. С одной стороны, разгневанного Шарркана с трудом сдерживал Джафар, с другой стороны не менее яростного Ро Ро сдерживала Мюрон Алексис.
— Что здесь происходит?! — строго крикнула Яму, подкрепляя свои слова ударом посоха по полу, она строго посмотрела на Шарркана, вставая между ним и Ро, — Как ты смеешь навязывать ссоры нашем гостям?!
Шарркан хотел что-то возразить, но затем успокоился, выпрямился и фыркнул.
— Ты всегда против меня! — в его голосе отчетливо была слышна обида, он отвернулся и вышел из здания. Яму проводила его взглядом, на душе у нее было неспокойно.
— Простите его, пожалуйста, он очень вспыльчивый, но он не желал вам зла, — Джафар, как обычно, извинялся за Шарркана, и Яму это было неприятно, почему он должен постоянно расхлебывать проблемы за других.
— Простите за неудобства, — добавила волшебница, слегка поклонившись фаналис, и пошла обратно к Юнану, который все это время стоял у входа.
— Яму, — ее окликнул Джафар.
Девушка остановилась у самого выхода. Советник, который уже успел успокоить и усадить гостей, подошел к ней.
— Между прочим, он защищал твою честь и честь твоего покойного отца, — тихо произнес он так, чтобы услышала лишь Яму.
— Он как обычно преувеличивает, — ответила она Джафару, — Не думаю, что наши союзники высказывали что-то действительно оскорбительное.
— И все же, будь помягче с ним, — смотря ей в глаза, произнес советник.
— Джафар, когда ты стал его мамочкой? — широко улыбнулась Яму, в ее голосе были нотки доброй насмешки, она не хотела продолжать этот разговор и поэтому начала отшучиваться, — Может, ты хочешь успокоить его? Чего это ты замыслил, изменять Синбаду?!
Джафар застыл на секунду, растерялся, а затем, когда до него дошло, начал оправдываться, хаотично жестикулируя руками и издавая странные звуки. Яму рассмеялась.
— Нам пора, — произнесла волшебница, выходя из борделя, — Спасибо, Джафар.
Но тот в свою очередь никак не отреагировал, продолжая доблестно отстаивать свою точку зрения.
Выйдя на улицу, девушка повела Юнана в его покои. Подойдя к нужной комнате, Яму остановилась.
— Вот это твоя комната, — проговорила волшебница.
— Спасибо, Яму, что бы я без тебя делал, — сказал Юнан и расплылся в улыбке.
Девушка улыбнулась в ответ. Повисло молчание.
— Что-нибудь еще, Юнан? — прервала молчание Яму.
— Да нет, спасибо еще раз, я, наверное, пойду, — с легким смущением проговорил маги.
— Хорошо, спокойной ночи, — ответила волшебница. Ее взгляд был очень мягкий и добрый.
— Спокойной ночи, — пробормотал Юнан в ответ.
Девушка напоследок улыбнулась, а затем обернулась и ушла. Маги хотел предложить проводить Яму до ее комнаты, но так растерялся, что пока собирался с мыслями, волшебница уже скрылась за поворотом.
Ямурайха шла в свою комнату и тут, выйдя в очередной коридор дворца, она увидела его, Шарркана, идущего навстречу. Она отвела глаза в сторону и тихо фыркнула себе под нос. Он тоже отвел глаза. Между ними ощущалось напряжение, особенно когда они проходили мимо друг друга.
— Яму, — сказал он, пройдя несколько шагов после пересечения с ней.
Девушка замерла, но на него не обернулась. Парень поглядел на напряженную волшебницу, затем отвел глаза и пошел дальше. Его шаги гулко раздавались эхом в коридоре, а украшения звенели в такт его ходьбы. У Яму сердце в пятки упало, она захотела его остановить, но стояла как вкопанная и так не смогла даже обернуться, пока парень не скрылся за поворотом. После чего она сжала ладонь в кулак, стиснула зубы: «Дурак», — хотелось прокричать девушке. Волшебница сделала глубокий вздох, успокоилась и пошла к своей комнате, благо, она была в конце коридора.
Зайдя в комнату, Яму обнаружила цветы и записку на своем столе.
— Дурак! — девушка топнула ногой. Ее щеки налились румянцем, а губы слегка растянулись в смущенной улыбке. Ход ее сердца немного ускорился, когда она подошла к столу.
Дверь за ее спиной открылась.
— Тебя стучаться учили?! — второй раз за вечер сказала девушка.
— Я хотел, чтобы ты сначала увидела цветы, прости, Ямурайха, — сказал Шарркан.
Девушка обернулась и посмотрела гостю в глаза.
— Тебе не передо мною надо извиняться, а перед Ро Ро и Джафаром, — ответила волшебница.
Шарркан молча смотрел на Яму, та в свою очередь подошла к столу и взяла в руки записку.
— Не читай! — сделав несколько шагов к девушке, сказал парень.
— Что там? Ругательства? Недовольство? — с ухмылкой спросила Яму и начала открывать записку.
— Стой! — он подошел к ней еще ближе, — Я люблю тебя.
Девушка открыла записку и прочитала то же самое, что он только что сказал.
— Я люблю тебя, вот что там было написано, — отводя глаза, сказал Шарркан.
— Прости меня, Шарр, — начала говорить девушка, но парень подошел к ней в упор, аккуратно взял ее за талию и посмотрел ей в глаза.
— Тебе не за что извиняться, — ответил парень и поднял ее подбородок, наклоняясь, чтобы поцеловать ее. Однако его губы наткнулись на палец.
— Не надо, Шарркан, — она с легкой печалью глядела ему в глаза. Затем вырвалась из его объятий и прижалась боком к стене.
— Но почему? — растерянно спросил он. Девушка молчала. — Ну скажи?! Не заставляй меня просить, — эмоционально проговорил Шарркан.
— Я не хочу делить тебя ни с кем! — ответила волшебница.
— Яму, — ласково произнес он, а затем начал оправдываться, — Те девчонки, это же просто их работа, да и между нами ничего не было.
Затем он встретил ее строгий взгляд и чуть не подавился своей небрежной улыбкой.
— Яму, обещаю, я больше никогда не пойду туда, прошу, ответь на мои чувства, — уже без тени сомнения, глупых шуток или небрежного тона, на полном серьезе, проговорил он.
— Прости, Шарркан, я не могу, — чуть ли не сама себе под нос сказала волшебница.
Он снова подошел в упор, аккуратно взял ее за руку и встал перед ней на одно колено.
— Я хочу принадлежать лишь только тебе, Яму, — сказал он, с надеждой смотря ей в глаза.
Девушка не смогла сдержать улыбку. Он улыбнулся в ответ, они оба засмеялись. Затем он выпрямился и прижал ее к стене.
— Я люблю тебя, Яму, — сказал он, смотря ей точно в глаза.
Девушка отвела взгляд в сторону. Шарркан нежно взял ее за подбородок и повернул к себе.
— Позволь поцеловать тебя, — наклоняясь к ее губам, произнес он.
— Не злоупотребляй моей добротой, Шарркан, — уже более мягко, но все еще с привкусом строгости и раздражения ответила Яму.
— Дай мне шанс! — просил парень.
— Хорошо, я дам тебе шанс, Шарркан, — сказала волшебница. Она пронзительно смотрела на него. Он быстро сообразил, что имела ввиду девушка.
— Жди меня завтра в пять, — сказал Шарркан и, неожиданно для себя, добавил, — Надень свое лучшее платье.
Затем он подошел к двери, обернулся и снова посмотрел ей в глаза, чтобы убедиться, что она не хочет его остановить.
— Еще раз прости меня за сегодня, Яму, спокойной ночи, — ласково проговорил Шарркан.
— Не забудь про завтра, спокойной ночи, — немного печально, но с надеждой ответила девушка.
Как только Шарркан вышел за дверь, он уперся на нее спиной и съехал вниз.
— Вот я и признался… Это было проще, чем я думал… И намного сложнее… — он глубоко вздохнул, встал, прикоснулся к двери ладонью и только после этого ушел.
Девушка поставила цветы в красивую вазу, спрятала записку в безопасное место. Села на кровать. Ее переполняли чувства. На этот раз не только плохие. Сильное волнение смешивалось с радостью и страхом.
«А что если он завтра не придет?!» — Яму не могла отбросить сомнения и неприятные мысли. Она резко встала, подошла к двери, положила руку на ручку и застыла. Затем спокойно отпустила ее и плавно села назад.
— Хватит вести себя как ребенок, — с улыбкой пробормотала волшебница себе под нос, после чего легла на кровать и стала думать о завтрашнем дне. Эти мысли вытеснили ее беспокойство и она, сама того не заметив, заснула.
На следующий день Яму, только открыв глаза, тут же вскочила с кровати с мыслями, что может опоздать. Проспала она почти до обеда, высыпаясь за все бессонные ночи, и тут же принялась приводить себя в порядок. С легкостью уложившись до обеда, девушка с грустью осознала, что до их встречи еще куча времени и, не найдя ничего лучшего, принялась читать любовные романы, что ей оставила Писти со словами: «Это тебе вместо энциклопедий по любви!»
Чем ближе приближалось время их свидания, тем сильнее волновалась Яму. За час до намеченного времени девушка переоделась в очень элегантное черное платье с красным шарфом, красные туфли на невысоком каблуке, подвела глаза, подкрасила губы и уселась на стул напротив входа в свою комнату, ожидая Шарркана. Наверное, это был один из самых длинных часов в ее жизни, и если бы не «Поцелуй Артемиса», то девушка сгрызла бы все свои ногти, хотя и чтивом он был сомнительным.
И вот настало пять часов. Волнение достигло своего апогея. Девушка, покусывая свою губу, сидела в ожидании Шарркана. После пяти минут ожиданий Яму начал пробирать страх и легкая обида, после десяти уже сильная. «Может, он опаздывает или его задержали», — успокаивала себя волшебница. Но прошло еще примерно пятнадцать минут.
— Да как он мог забыть! — с горечью в голосе девушка вскочила со стула, вышла и быстро пошла в место, где он предположительно находился.
По дороге к публичному дому девушка ощущала дрожь в руках и на губах, злость, горечь, обиду и уже представляла, как запихает свой шарф ему в самую глотку. Но, ворвавшись в злополучное заведение, она застыла в шоке. Несколько секунд она не могла понять, что происходит. Зал был пуст, по середине стоял круглый белый стол с красивым подсвечником. На сцене стояли оркестровые инструменты, но музыканты еще не подошли. Свет был приглушен, вся мебель спрятана — это был вечер лишь для двоих. Шарркан стоял неподалеку от стола, ухоженный, причесанный, в красивом фраке; он сильно нервничал и уже был готов рвануть вслед за Джафаром, который и должен был обыграть всю эту ситуацию-сюрприз, но Яму оказалась менее терпеливая и более смышленая, как он предполагал.
— Шарркан, — восхищенно пробормотала девушка.
Парень вздрогнул, обернулся и улыбнулся.
— Наконец-то ты пришла, я снял для нас этот зал на весь вечер, — идя к ней, начал говорить Шарркан. Девушка быстрым шагом пошла навстречу и последние несколько шагов она уже бежала в его объятья.
— Нельзя же так! — прижавшись к нему всем телом, прошептала она и чуть не проронила несколько слезинок, — Совсем дурак!
— Я люблю тебя, Ямурайха, — сказал он, опуская взгляд на нее.
— Дурак, — ласково произнесла волшебница и поцеловала его в щеку, он поцеловал ее в лоб.
Затем Шарркан взял Яму за руку и повел к столу, пододвинул ей стул, после этого сел напротив. Стол был небольшой, поэтому они сидели довольно близко. Почти сразу к ним подошел «официант». Единственное, что радовало Джафара — хотя бы в костюм горничной не заставили наряжаться. Яму широко улыбнулась ему.
— Что желаете, леди? — вживаясь в роль, произнес Джафар.
Заказ волшебницы, да и ее кавалера, был скромным, зато ухмылка Яму была непередаваема.
— Не забудь оставить этот наряд, я уверена, Синбад будет в восторге, — широко улыбаясь, произнесла девушка.
— Да сколько можно?! Когда это прекратится? Может я вообще по Писти сохну? Что за ерунда с Синбадом-то? — ворча себе под нос, Джафар удалился.
Вместе с едой появились и музыканты, которые начали наигрывать приятные мелодии для главной пары этого вечера. Время проходило незаметно, и Шарркан и Яму чувствовали тепло друг друга; на душе было легко, это тепло и спокойствие наполняло их изнутри, не хотелось, чтобы этот момент заканчивался. Он тонул в ее глазах, она в его голосе.
После того как они поели, Шарркан встал, подошел к девушке и подал ей руку.
— Пошли со мной, у меня еще есть сюрпризы для тебя, Яму, — с легким волнением произнес парень. Девушка приняла его предложение и до воздушного шара они шли, держась за руку.
Поднявшись над островом, они встретили закат вдвоем. Океан окрасился в рыжие тона, красное солнце мягко отражалось от скал и воды, тишину нарушал только плеск волн вдали и дыхание влюбленных.
— Как красиво! — восхищенно проговорила девушка. Парень обнял ее за талию, девушка положила ладони ему на грудь, и они молча наблюдали последние лучи солнца. После заката они вернулись на остров, и Шарркан повел Яму домой, в ее комнату. Доведя девушку до двери, парень остановился, та обернулась, она видела, что он замялся и поэтому сама сделала шаг к нему и положила одну руку на плечо, вторую на щеку. Она смотрела ему точно в глаза. Шарркан опустил обе руки ей на талию и потянулся к ее губам, Яму встала на носочки и потянулась в ответ. Он нежно, но крепко прижимал ее к себе; от них исходил жар, страсть, когда их губы рассоединились, девушка, сделала глубокий вздох, настолько ее захватили эти чувства.
— Спасибо тебе, за чудесный вечер, Шарр, — ласково произнесла она.
— И тебе спасибо, Яму, — ответил он, отпустил ее и уже был готов идти, тогда она схватила его за руку и остановила.
— Может быть, ты зайдешь? — слегка покраснев, произнесла волшебница.
— Конечно, — ответил парень и открыл дверь, пропуская свою спутницу.
Внутри были тихо, темно и уютно. Парень закрыл дверь. Они оба сели на кровать очень близко друг к другу.
— Я люблю тебя, — обернувшись к Яму, сказал Шарркан.
— Я тоже люблю тебя, — ответила девушка и нырнула в его объятия. Он поднял подбородок девушки и поцеловал ее в губы. Затем обнажил плечо волшебницы и поцеловал ее в шею. Ее дыхание стало прерывистым, а он продолжал подбираться к груди Яму.
— Шарркан, — страстно выпалила девушка.
— Яму, — ласково ответил он.
Так бы и прошла эта чудесная ночь, если бы не... Дверь в комнату Яму со скрипом отворилась. Влюбленные дернулись и обернулись.
— Тебя стучаться не учили?! — одновременно возмущенно проговорили Яму и Шарр.
Юнан стоял в проходе и смущенно улыбался.
— Ой! Опять ошибся!
В него влетела подушка, и дверь перед его носом захлопнулась.
— Ну ладно… — грустно проговорил маги и побрел по коридору.


* * *


Наутро, когда мужчина проснулся, он лежал на боку, на своей старой мантии, которую ему подарили Ночекрылые. Чтец обнимал кристалл, который до сих пор был очень теплым, он согревал путника всю ночь, Сандра согревала его.
— Что тебе снилось? — спросила Сандра, как только Чтец поцеловал зеленоватую обитель своей спутницы.
— Да так… ерунда, — с улыбкой ответил Чтец.
— Я ведь тоже вижу твои сны, — с ухмылкой проговорила Сандра, — Это был приятный сон.
Чтец молча улыбался.
— Доброе утро, Сандра, — сказал мужчина.
— Доброе, мой дорогой Чтец, — ответила девушка.
Пока мужчина наводил порядок и готовил еду, хранительница молча сопровождала его, каждый раз улыбаясь, как только ее спутник оборачивался к ней. После завтрака и утренних дел Чтец не хотел уходить с пляжа, уж больно красивым и умиротворенным ему казалось это место, его маленький тихий рай. Снова усевшись на любимый камень, мужчина созерцал эту прекрасную картину: утреннее солнце, светящее из-за спины наблюдателя, мягко заливало золотистым светом все окружение, а море, словно в ответ, отблескивало яркой бирюзой и глубокой синевой.
— Расскажи еще что-нибудь, дорогой Чтец, — попросила девушка, садясь рядом со своим спутником, как и прошлой ночью.
— Хорошо, милая Сандра, — ответил он и принялся за свой рассказ.


* * *


Гилберт быстро бежал по густому темному лесу, по старой узкой дороге. Его черные волнистые волосы спутались, сердце выпрыгивало из груди, зеленные глаза блестели от страха. Мальчику казалось, что лес сжимается, тьма сгущается. Выбежав из-за поворота, он оказался на поляне, вокруг него стояли искорёженные, жуткие красные деревья, которые напоминали измученные силуэты людей, застывшие в вечности.
— Что это такое? — почти шепотом произнес Гилберт, у него был легкий шок.
Он с трудом заставил бежать себя дальше. Добежав до маленькой журчащей речки, он обрадовался, ведь течение может помочь найти дорогу домой. Мальчик побежал вдоль реки и каково было его удивление, когда он увидел, что река впадает в черное озеро посреди леса. Вода пахла отвратно, все деревья вокруг были иссушены.
— Где я?! — с дрожью в голосе сказал Гилберт.
«С другой стороны реки точно выход из леса!» — мальчик не сдавался, несмотря на страх. Рванув назад, он добежал до того места, откуда повернул вниз по течению, а затем побежал дальше вдоль реки. Сбившись со счета времени и изрядно устав, мальчик не заметил торчащий корень дерева и зацепившись за него упал. Лежа на земле и кашляя, он посмотрел вперед и увидел, что ручей течет из дыры в скале.
— Нет, — с горечью в голосе пробормотал Гилберт.
Он сел и печально посмотрел на землю. Он стал терять надежду. А затем услышал странную, но красивую песню. Подняв глаза, Гилберт увидел черный силуэт с ярко светящимися белыми глазами и рогами, словно ветками.
— Я вижу, что ты заблудился, — спокойно проговорил он.
— Да, — Гилберт был слишком подавлен, чтобы спорить, и хоть силуэт выглядел жутковато, в нем не было ничего конкретно пугающего.
— Позволь я тебе помогу?
— Как?
— Я дам тебе свою лампу и научу ей пользоваться, она поможет тебе найти путь домой, — чарующе сказал Зверь и поставил лампу на камень перед мальчиком. Вместе с огнем в лампе в глазах Гилберта загорелась надежда.


* * *


Чтец замолк. Сандра удивленно посмотрела на него.
— А ведь как эта лампа похожа на тебя, моя надежда, — нежно произнес мужчина.
— Такая же не настоящая? Такая же иллюзия как я? — с насмешкой ответила Сандра.
Чтец в ответ лишь улыбался.
— Ну, что дальше? Расскажи, — капризничала Сандра.


* * *


Лампа слегка раскачивалась в руках темноволосого мужчины. Во второй руке Гилберта был топор. Он шел за очередным Эвельвудовым древом, чтобы фонарь его надежды не погас.
Найдя одно из них: искорёженное, искаженное, будто от боли, напоминающее человека, застывшего в вечной агонии, мужчина принялся рубить его. За все время, как Гилберт находился в этом лесу, его не отпускало ощущение тревоги рядом с этими причудливыми деревьями, но он считал, что чем быстрее он их срубит, тем лучше, не будут хотя бы глаза мозолить и путешественников пугать.
Идя в старую мельницу, мужчина, как обычно, напевал себе под нос песню о заблудившемся коте, которому крысы пообещали помочь вернуться домой, когда тот научится пищать, но тот был слишком горд для этого и в итоге умер, так и не найдя дорогу домой…
— Эх… когда я уже найду свой путь домой, — сказал Гилберт.
Задумавшись и идя по дороге, Гилберт, внезапно, наткнулся на плачущего ребенка. Это был мальчик, лет эдак девяти.
— Ты заблудился? Где твои родители? — направляясь в сторону потерявшегося ребенка, спросил Гилберт.
Подойдя в упор к мальчику, он вздрогнул — мужчина увидел самого себя.
— Что это все значит?! — испуганно прошептал Гилберт.
Однако наваждение довольно быстро исчезло, и он разглядел другого мальчика вместо себя.
— Я так и не нашел путь домой… — задумчиво пробормотал мужчина.
Он, как и был маленьким потерянным мальчиком, так и остался им, изменился лишь его возраст и появилась лампа. Гилберт уставился на фонарь и осознал, что он никогда не был его надеждой, всего лишь иллюзией. Многие годы он следовал за лживым светом. И хоть его часто разрывали сомнения о том, что он никак не находит путь домой, что деревья, которые он рубит, слишком похожи на людей и что Зверь никогда не говорит ему правду — этого было недостаточно для того, чтобы отказаться от своей надежды, нужен был веский повод.
— Пошли, я помогу найти тебе путь домой, — сказал Гилберт и положил руку на плечо мальчику.
Тот поднял на него глаза и немного успокоился.
— Правда? — удивленно произнес он.
— Конечно, — с улыбкой произнес мужчина, взял ребенка за руку и помог ему встать, — Пошли.
Держа в одной руке топор, Гилберт повел мальчика из лесу, он точно не знал, куда идти, но теперь у него был повод выбраться, он нашел причину идти, а, значит, и сможет найти дорогу домой. Больше он не был одиноким заблудившимся мальчиком в лесу.
Фонарь стоял на камне и безучастно светил во тьму, из которой за всем наблюдали два ледяных, хищных желтых глаза.


* * *


— Сон был добрее, — фыркнула Сандра.
— Ну уж прости, — с улыбкой ответил Чтец, — Не все мои истории добрые или милые.
— А ты нашел путь домой? — задумчиво спросила Сандра.
— Нет, я нашел дом, — проговорил Чтец.
— В смысле?! — изумленно проронила хранительница.
— Любое место рядом с тобой словно дом, — нежно произнес мужчина.
После чего Чтец обнял Сандру, он почувствовал ее словно живую, услышал ее дыхание, почувствовал ее запах. Он поднял подбородок девушки и поцеловал в губы. У него появилась возможность подарить ласку своей любимой, что уже немало времени была рядом с ним, но к которой все это время он не мог прикоснутся, Чтец не собирался терять шанс побыть с Сандрой.
— Надеюсь, я не сошел с ума, — прошептал мужчина.
— Я уж точно сошла с ума по тебе, мой дорогой милый Чтец, я люблю тебя, — ласково пробормотала хранительница.
— Ты всегда для меня была реальной, несмотря ни на что, будь ты моим видением, духом из кристалла или настоящей, — нежно проговорил мужчина и выдержав паузу закончил фразу, — Я люблю тебя, Сандра.
Этот пляж для Чтеца стал настоящим раем и ему было наплевать, держит ли он в своих руках настоящую Сандру или кристалл, слышит ли он голос человека или призрака, существует ли его любимая или он сам придумал ее. Он был счастлив в этой сказке, какова бы не была реальность – она его не волновала. Лишь только теплый морской бриз на диком пляже. Лишь только шум волн и запах соли. Лишь только его любимая хранительница тайн – Сандра.


На основе произведений:
«Pyre», «Magi: The Labyrinth of Magic», «Over the Garden Wall».
Вложения
Дом там, где ты.pdf
(200.94 КБ) 12 скачиваний
Миша aka Cletus Findlay, Operabolus#2153, ThunderCat (Tera), Violoncello (BnS)

Вернуться в «Operabolus - "Погребок дядюшки Клетуса"»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей